Как и почему Synesis попал в санкционный список Совета ЕС?

Кратко: Совет Европейского Союза не смог предоставить никаких доказательств, подтверждающих обоснованность включения «Синезис» в свой санкционный список, но не отменил свое решение в досудебном порядке, в связи с чем компания подает исковое заявление в Суд Европейского Союза. Свою мотивацию Совет приводит в двух документах. Первичный документ (WK 13848 2020 INIT) с “доказательствами” состоит из скриншотов 6 спекулятивных статей в машинном переводе, 5 из которых написаны задолго до августовских событий 2020 года. Подкрепляющий документ (WK 14796/2020 EXT 2) еще более абсурден: оформлен постфактум и состоит уже из других 8 статей, которые не имеют абсолютно никакого отношения к «Синезис»: в них нет ни упоминаний компании, ни ее продуктов, ни ее руководства. При этом, в Беларуси до сих пор нет ни одного постановления в отношении протестующих с упоминанием продуктов компании.  

***

ООО «Синезис» подало исковое заявление в Суд Европейского Союза о признании недействительным решения Совета Европейского Союза по включению компании в третий пакет санкций в отношении Беларуси. Все обвинения в адрес компании нами считаются не просто надуманными, но и абсурдными. В своем решении Совет оперировал не фактами, а исключительно спекуляциями в соцсетях и веб-страницах с сомнительной репутацией. «Доказательная база» по своей неточности и расплывчатости больше похожа на дайджест бульварной прессы и не должна в принципе приниматься во внимание таким ответственным органом, как Совет ЕС.

Оглавление:

I. Общие пренебрежения Совета ЕС базовым принципам

II. В чем конкретно обвиняют компанию и почему Совет не прав: 

III. Выводы

Общие пренебрежения Совета ЕС базовым принципам

Первым признаком непрофессионального подхода в решении вопроса является то, что в Совете не смогли определить ни форму собственности компании, ни ее руководителей, что всегда являлось публичной и легкодоступной информацией. Так, в решении Совета ЕС компания указана как «акционерное общество», хотя речь идет об «обществе с ограниченной ответственностью». А в качестве исполнительного директора компании обозначен ее учредитель Александр Шатров, который никогда не был CEO «Синезис». 

Ошибочный порядок действий Совета ЕС проявляется и в том, что в список были включены две разные с юридической точки зрения компании, то есть два юрлица, зарегистрированных в двух разных юрисдикциях — Республики Беларусь и Российской Федерации. Российское юрлицо не ведет деятельности в РБ и никак не может быть причастно к арестам в Беларуси (даже гипотетически). Уже на этих этапах можно понять, с каким «пристрастием» подходили к делу ответственные лица со стороны Совета ЕС.

Однако самым главным свидетельством того, что Совет не проверял соответствие информации базовым критериям и принимал решение поспешно, является пакет документов с «доказательной базой». Это исключительно скриншоты спекулятивных статей, иногда только выдержки текста — внимание — в машинном переводе. Как это выглядит в официальной документации ЕС? Пример №1, пример №2. Представьте, если бы в таком же виде вы подавали документы на Шенгенскую визу: в качестве подтверждения трудоустройства предоставляли скриншоты со своим именем из статей, а переводили их вовсе через Google Translate. Что бы вам ответили в любом из посольств стран-членов Союза?

Так, по мнению Совета ЕС, выглядит одно из главных доказательств нарушения прав и свобод человека в Беларуси:

Кликните на изображение для увеличения

Чтобы расставить все точки над «i», во втором документе Совет ЕС «добивает» дайджестом статей про коррупцию в Беларуси, в которых нет ни единого упоминания «Синезис»:

Кликните на изображение для увеличения

Дальше — больше. Подкрепляющий документ Совета (WK 14796/2020 EXT 2) датирован днем нашего запроса, то есть был подготовлен уже после принятия пакета санкций, то есть — «задним числом». Получается, слухи о том, что финальная версия санкционного списка была оформлена шариковой ручкой на коленке, в безумной спешке — не такие уж и слухи. Теперь Совету приходится формировать «доказательную базу» прямо на ходу.

Плавно подошли к самому интересному — конкретным причинам, по которым «Синезис» довелось оказаться в санкционном списке. Они абсурдны настолько, что вызывают вопросы не к «Синезис», а непосредственно к Совету ЕС, который позволил явлению fake news повлиять на решения не только в бизнесе, но и политике. 

Обвинение №1: «Синезис» предоставляет белорусским властям платформу видеонаблюдения, с помощью которой можно осуществлять поиск и оценку видеозаписей, а также использовать программное обеспечение для распознавания лиц; таким образом, компания несет ответственность за репрессии в отношении гражданского общества и демократической оппозиции со стороны государственного аппарата в Беларуси.

Главная из причин для санкций — проект «Республиканская Система Мониторинга Общественной Безопасности» (РСМОБ), работающий на базе разработанной «Синезис» системы умного города Kipod с функцией распознавания лиц. 

Первые «информационные вбросы» против «Синезис» утверждали, будто бы РСМОБ массово идентифицирует протестующих на улицах страны. Однако впечатлительной аудитории забыли объяснить, что Kipod технически не способен решать такие задачи. В его основе лежит совершенно другая логика: поиск по предварительно заданным объектам. Проще: система не распознает и не заносит в базу каждого человека из толпы, а, напротив, ищет в ней того, кто предварительно известен. Внести в базу всех жителей страны или только Минска — невозможно, поскольку система попросту не справится с обработкой такого объема данных. А еще все подключенные к РСМОБ камеры в Минске расположены в метро и на железнодорожном вокзале — в этих местах протесты не проходили. 

То есть система в принципе не может идентифицировать неизвестных участников протеста — тем более массово. Точно так же нельзя загрузить в систему мониторинга стороннее видео (например, с портативной камеры) с целью идентификации на нем людей. Совету ЕС были предоставлены технические документы, подтверждающие невозможность массовой идентификации, а также предлагалось провести независимый технический аудит. Все наши запросы остались без внимания. Ровно как и тот факт, что нет ни одного постановления о привлечении кого-либо к ответственности за участие в несанкционированных массовых мероприятиях  с упоминанием наших систем.

Впечатлительная аудитория соцсетей может возразить: «сегодня система этого не умеет, завтра — умеет!». Выстраивать обвинения на гипотизах и теориях заговора — невообразимый нонсенс, но все же давайте избавимся и от бытовой логики:

1. Для обновления программной части потребуются миллионы долларов, для модернизации аппаратной составляющей — еще десятки и сотни миллионов долларов. И много, очень много времени.

2. Это не имеет практической ценности. Для массовой идентификации и задержаний участников акций используются простые и эффективные технологии, не требующие особых финансовых и ресурсных затрат. К примеру — мобильная связь, социальные сети, онлайн-СМИ, собственные системы. Вместе с правозащитниками мы проанализировали сотни протоколов и постановлений, в которых задержанные упоминались как идентифицированные с помощью технических средств. Абсолютно во всех постановлениях — речь об одном или сразу нескольких указанных выше альтернативных средствах. Кому нужны многомиллионные инвестиции в сложные технологии умных городов, если можно запросить готовую, красиво оформленную «выписку» с данными о местонахождении тысяч абонентов мобильной связи? Наверняка, Совету уже давно известен подобный метод. Но если привлекать к ответственности действующих в Беларуси операторов сотовой связи, то, возможно, это решение пойдет вразрез с бизнес-интересами европейских компаний в Беларуси?

Что касается соцсетей, то тут даже не приходится говорить про встроенные в них системы распознавания лиц: люди самостоятельно размечают себя и знакомых на фото, не забыв при этом сделать свой профиль открытым. Как итог — множество постановлений с упоминанием соцсетей.

Наконец, находить и идентифицировать граждан помогают Telegram-каналы и СМИ (в т.ч. независимые), публикующие репортажи с протестных акций и показывая лица участников. При этом, редакции знают о том, что их материалы помогают разыскивать протестующих, но придерживаются редакционной политики, запрещающей ретушировать лица («люди взрослые, все знают куда идут, что делают и какие могут быть последствия» — именно такой позиции придерживается известный портал, материалы которого фигурируют в реальных протоколах и постановлениях). Полагаясь на такие ресурсы и доказательства, органы внутренних дел проводят задержания и предъявляют обвинения, по которым люди получают реальные сроки и штрафы. Сам же портал об этом тактично умалчивает, продолжая слагать мифы про «Синезис».

Все вышесказанное подтверждается множеством реальных протоколов и постановлений. Но нет ни одного постановления, где фигурировала бы РСМОБ, а тем более «Синезис» или Kipod. 

Так выглядят отчеты адвокатских бюро и адвокатов, которые помогли нам провести собственный анализ реальных протоколов и постановлений. Мы получили разрешение на публикацию этих документов при условии анонимизации:

Кликните на изображение для увеличения

А так выглядят сами протоколы и постановления, в которых до мельчайших подробностей — включая версии используемого ПО и освещение в кабинете — описывается процедура установления обстоятельств совершения правонарушений:

Кликните на изображение для увеличения

Аналогичную статистику подтверждают и другие адвокатские бюро и волонтерские движения — никто не видел в материалах дел упоминаний наших систем. Показательный момент: когда они пытались донести это в комментариях к провокационным постам в каналах анархистских движений, их сообщения массово удалялись. Но факт остался фактом: в «доказательной базе» Совета ЕС нет ни одного протокола, постановления или решения с упоминанием «Синезис» или любых ее продуктов. Но в санкционном списке оказалась именно она, а не веб-ресурсы (сотовые операторы, владельцы и производители видеорегистраторов, американские производители ПО для отключения интернета), задокументированные в многочисленных постановлениях. Напротив, Совет строит обвинение в отношении «Синезис» как раз на основе спекулятивных материалов, опубликованных на таких ресурсах. Ресурсах, являющихся базой для возбуждения многочисленных реальных административных и уголовных дел в отношении белорусов. Уровень циничности определите самостоятельно. 

3. В отличие от того, что утверждает Совет ЕС, «Синезис» не осуществляет эксплуатацию системы. Даже если бы система действительно использовалась для поиска демонстрантов, компания не может нести ответственность за действия пользователей системы, точно так же, как Microsoft не несет ответственности за то, если кто-либо из своего ПК взломает систему данных какого-либо учреждения ЕС. Отстаивать или даже применять такого рода широкое понятие ответственности — неправомерно.

В отчете Совета ЕС также выдвигается обвинение, что к платформе подключены десятки тысяч камер видеонаблюдения. Это заявление является совершенно ложным и служит очень хорошим примером низкого уровня информации, которую Совет считает доказательством. На момент выдвижения этого обвинения к РСМОБ было подключено всего около 700 камер: 515 из них на станциях метро. На заметку Совету: пояснение о порядке использования системы видеоаналитики в Беларуси, с указанием основных локаций, «Синезис» публиковала еще в октябре 2020 года — сразу же после получения первых обвинений Telegram-каналов в свой адрес. 

Что касается самих систем «умного города» с функцией распознавания лиц, то они широко используются во всех странах ЕС, и, более того, этот рынок считается высококонкурентным. В европейских столицах каждый год проходят многомиллионные конкурсы на подключение тысяч камер на тех или иных объектах, а в технологической гонке состязаются между собой не только разработчики, но и сами города. В Беларуси технологии «умных городов» развертываются значительно медленее и в ничтожно меньших пропорциях, чем в странах ЕС. Непосредственно сам Kipod разрабатывался именно для использования на передовых зарубежных рынках и не имеет специальной функциональности в рамках проекта РСМОБ. Его главное предназначение — повышение уровня безопасности граждан и поиск пропавших людей.

Учитывая это, можем с полной долей уверенности утверждать, что против «Синезис» развернулась настоящая fakenews-кампания, которая через основанные на бытовой логике инфоповоды выполняет чьи-то политические и бизнес-цели. Особую циничность в «поиске виновных» демонстрируют именно Telegram-каналы и СМИ. Они и являются причиной сотен подтвержденных административных и уголовных дел, разрушенных семей и судеб граждан, но продолжают публиковать на своих страницах ничем не подтвержденную информацию, умалчивая о реальной опасности. «Хайп» и количество просмотров дороже свободы людей? Действительно: зачем говорить сухую правду, если можно похайпить на теме технологических фобий и «Синезис»? 

Обвинение №2: Сотрудникам компании «Синезис» запрещено общаться между собой на белорусском языке, что означает, что компания несет ответственность за нарушение прав сотрудников.

Уже с точки зрения формулировки и цели обвинение, касающееся общения внутри компании не может считаться законной причиной для включения в список. Потому что оно не возлагает ответственности за репрессии и подрыв демократии в стране (основная причина включения компании в список).

Тем не менее, «доказательство» основано на высказывании со-основателя «Синезис» Александра Шатрова в интервью на Dev.by 10 декабря 2019 г., которое было вырвано из контекста. В нем он отметил, что в рабочих процессах (например, в чатах)  нельзя использовать языки, которые непонятны большинству его участников.

Шатров прямо заявляет, что это не ограничивается белорусским языком, а касается любого языка, которым не владеют все участники конкретного диалога — например, испанский, украинский и итальянский. Это общепризнанная практика, банальная деловая этика и просто правило хорошего тона, когда люди взаимодействуют друг с другом на языке, который понимают все участники диалога. 

Эта практика применяется в том числе в глобальных IT-корпорациях. У сотрудников нет и никогда не было ограничений на использование белорусского языка в ситуациях, где его понимают все участники диалога, в том числе при личном общении. Это же касается и любого другого языка — русского, французского и др., а также использования национальных символов, свободы выражения гражданской позиции сотрудниками в и вне офиса компании. Опять же: когда сотрудники компании хотели донести это в комментариях к провокационным постам в Telegram-каналах, их сообщения целенаправленно удалялись

Обвинение №3: Комитет государственной безопасности Беларуси (КГБ) и Министерство внутренних дел указаны как пользователи системы, разработанной компанией «Синезис». Таким образом, компания получает выгоду от власти и оказывает ей поддержку. 

Начнем с того, что проект РСМОБ на сегодняшний день является глубоко убыточным для компании. Но это не отменяет абсурдности формулировок Совета. Ведь согласно установившейся судебной практике, юридическое лицо не может считаться «бенефициаром» власти, если оно действует на основе своего профессионального опыта и не получает выгоду за счет предпочтительного подхода или не пользуется преимуществами, основанными на особом благосклонном отношении. В противном случае Совет ЕС мог бы включить в список любую компанию, которая ведет легальный бизнес.

Во-первых, «Синезис» не имеет договора на поставку или обслуживание РСМОБ ни с КГБ, ни с МВД, но имеет его с компанией «24х7 Паноптес». Во-вторых, именно компания «Паноптес», а не «Синезис», взяла на себя договорные обязательства, но только после успешного завершения тендера. В-третьих, даже компания «Паноптес» никогда не получала оплату от КГБ или МВД, а только от абонентов платформы (субъектов хозяйствования — транспортных компаний, торговых центров, автозаправочных станций, ресторанов, гостиниц и т.д.), которые подключают свои камеры к системе. В-четвертых, следует напомнить о самом предмете процедуры закупок.

При принятии решений о санкциях Совет в принципе не может ссылаться на договоры, являющиеся результатом процедуры закупок, если присуждение договора было осуществлено в условиях объективной процедуры. В ЕС об этом «забыли», не говоря уже о приведении доказательств. В своем исковом заявлении мы напоминаем Совету об этом, подробно описывая процедуру закупок и устоявшуюся судебную практику ЕС. Избранный же Советом подход означает, что в санкционный список должны быть включены все лица и учреждения, заключившие договор на основе процедуры закупок в Беларуси. Все это явно выходит за рамки цели, преследуемой законодательством Европейского союза, а также существующей судебной практики.

Обвинение №4: Председатель совета директоров компании «Синезис» Александр Шатров публично раскритиковал людей, протестующих против режима Лукашенко, и поставил под сомнение дефицит демократии в Беларуси.

Обвинение основано на сообщении Шатрова в Facebook от 25 марта 2017 годаза несколько лет (!) до рассматриваемых событий, в котором он призывал не нарушать закон при отстаивании своих прав, а также учитывать возможные последствия за его нарушение. То есть опора делается на факты, которые произошли за много лет до рассматриваемых обстоятельств, на абсолютно ином историческом фоне.

Кроме того, выдернутое из контекста событий тех лет сообщение просто призывает соблюдать законы, а для достижения социальных изменений — использовать ненасильственные правовые средства. То есть Шатров выражал свои взгляды и пользовался свободой выражения своего мнения. Нарушением демократических прав является как раз наказание людей за их призывы к соблюдению закона. Этим Совет действует против себя, поскольку на него возложена обязанность по защите прав людей, в том числе и право свободы слова, а не преследование или наказание людей за реализацию своих прав.

Nothing personal, it’s just business?

Из вышеприведенного анализа следует, что доказательства, изложенные Советом ЕС, даже рассматриваемые в целом, не представляют собой пакета достаточных,  конкретных, точных и последовательных доказательств в свете сложившейся судебной практики, чтобы на их основании можно было рассмотреть выдвинутые обвинения на предмет их обоснованности. 

Такой поверхностный подход в отношении судебного надзора не выдерживает никакой критики. Любой добросовестно действующий административный орган ЕС счел бы недостаточными так называемые доказательства, используемые Советом ЕС. Это позволяет сделать вывод как минимум о чисто политически мотивированном решении.

По сравнению с установившейся правоприменительной практикой судов Европейского союза, настоящее дело является еще более слабым, чем другие дела, в которых выигрывали стороны, несправедливо включенные в санкционные списки. В своем исковом заявлении «Синезис» оставил за собой право требовать возмещения возникшего в результате принятия оспариваемых правовых актов морального и материального ущерба. 

Мы будем и дальше держать вас в курсе судебного процесса и призываем критически анализировать ту информацию, которую вы получаете из мессенджеров и соцсетей — будь то информация о массовой идентификации людей с помощью ИИ, подключении дворовых камер к Kipod или изменении походки для обмана видеоаналитики. А СМИ и крупные каналы — распространять только подтвержденную информацию. Перепечатывая слухи и доводы, вы демонстрируете свой чрезвычайно низкий уровень компетентности, дискредитируя и подрывая доверие в первую очередь к себе, а не к «Синезис». 

Ссылки по теме: